Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Церковь и формула Штайнмайера: что ждет православных украинцев 

Представитель Украины в Минском переговорном процессе, экс-Президент Леонид Кучма подписал так называемую «формулу Штайнмайера».
Оценки этого события разделились на диаметрально противоположные: от «зрады» до «перемоги».

Что на самом деле означает это событие для Украины и как оно отразится на религиозной сфере? Что такое «формула Штайнмайера».

Для начала проясним, что вообще такое эта пресловутая «формула Штайнмайера», поскольку очень многие высказывают мнение о ней, имея совсем отдаленные представления о предмете.

5 сентября 2014 г. лидеры Германии, Франции, Украины и России («нормандская четверка») подписали так называемые Минские соглашения из 12 пунктов, которые предусматривают прекращение огня в зоне вооруженного конфликта на Донбассе, разведение войск, обмен пленными, мониторинг ОБСЕ, принятие закона Украины об отдельных районах Донецкой и Луганской областей, проведение там выборов и т.д.

11-12 февраля 2015 г. «нормандская четверка» согласовала комплекс мер по выполнению соглашений. Этот документ еще называют Вторым минским соглашением. В нем прописаны сроки и порядок выполнения соглашений от 05.09.2014 г.

Вскоре Минские соглашения получили одобрение резолюции Совета безопасности ООН. Но несмотря на все это, до сих пор ни один их пункт не выполнен. Чтобы достичь их выполнения, в 2016 г. тогдашний министр иностранных дел, а ныне президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер предложил некий метод имплементации комплекса мер по выполнению Минских соглашений, который впоследствии назвали «формулой Штайнмайера».

Идея формулы проста: под наблюдением ОБСЕ на отдельных территориях Донбасса (непризнанные ДНР и ЛНР) по законам Украины проводят выборы в местные органы власти. В день выборов в 20:00 на временной основе вступает в силу закон об особом статусе этих территорий. А после того, как ОБСЕ признает выборы состоявшимися в соответствии со стандартами ОБСЕ и украинским законодательством, закон об особом статусе продолжает действовать постоянно. Полностью текст «формулы Штайнмайера» опубликовали в интернете.

Подписание Украиной «формулы Штайнмайера» приветствовали все члены «нормандской четверки», а также президент США Дональд Трамп, ОБСЕ и даже НАТО. Однако в самой Украине это событие восприняли неоднозначно.

В Киеве сразу же начались протесты, правда, пока довольно немногочисленные. Митингующие под Верховной Радой требовали не выполнять «формулу» и называли это сдачей Украины президенту РФ Владимиру Путину.

Бывший президент Петр Порошенко заявил, что «никакой "формулы Штайнмайера" не существует в природе. Это все российская выходка. До вчерашнего дня ни один представитель Украины ни в устной, ни в письменной форме не поддерживал эту формулу. И я как непосредственный участник переговоров в нормандском формате говорил, что эту инициативу неоднократно пытался продавить Владимир Путин. "Формула Шнайнмайера" придумана в Кремле и защищает российские интересы».

О том, что «все пропало», заголосили и нынешние оппозиционеры, которые, кстати, эту самую «формулу» одобряли и защищали несколько лет назад.

Правда, в 2016 г. Порошенко был в целом положительного мнения: «Были отдельно обсуждены вопросы подготовки к выборам, на уровне экспертов и рабочих групп, работу по подготовке концепции законодательства о выборах и имплементации так называемой "формулы Штайнмайера", в которой мы видим позиции, которые должны быть составляющими при признании выборов состоявшимися».

Как видим, в 2016 г. Порошенко вовсе не интерпретировал «формулу Штайнмайера» как «зраду» и «российскую выходку». Собственно говоря, она таковой и не является. Во-первых, она не российская, а немецкая, а во-вторых, она призвана реализовать Минские договоренности, которые сам же Порошенко и подписал.

Экспертное слово

Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии:

«Оценив внешнее давление со стороны [президента Франции Эммануэля] Макрона, [федерального канцлера Германии Ангелы] Меркель, [президента США Дональда] Трампа, команда Зе (Президента Украины Владимира Зеленского – Ред.) приняла решение не уклоняться от подписания "формулы Штанмайера". Чтобы ее выполнить, нужно принять закон о выборах на Донбассе. И тут есть неограниченное поле для провала этого проекта. Вот Зеленский говорит, что выборы должны проходить по украинскому законодательству. Так если по украинскому законодательству, то их освещать должны украинские СМИ, должны там агитировать любые партии. А как они себе представляют, чтобы условная партия вроде "Свободы" агитировала на улице [на Донбассе]?»

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

«По большому счету, перед Зеленским стоит задача принять два закона. Во-первых, это закон о выборах, но каким будет этот закон, никто не знает. А это должен быть не просто закон, предложенный Украиной, а и закон, который примут и согласятся с ним в ЛНР/ДНР. Во-вторых, партия власти должна разблокировать и внести изменения в существующий закон об особом статусе Донбасса, где уже зафиксированы привилегии и широкие права для этого региона».

Энрике Менендес, глава аналитического центра «Донбасский институт региональной политики»:

«Это однозначно факт в сторону мира. Но кардинально ничего не поменялось. Во-первых, мы не знаем конкретно, в каком формате подписана "формула Штайнмайера", что конкретно она предполагает. Ведь она была анонсирована еще в 2016 году. Как наша практика показывает, ни один официальный документ, а напомню, что Минск-1 и Минск-2 тоже были официальными документами, еще не гарантирует, что они будут выполняться. Касательно изменения в закон об особом статусе, во-первых, нужно посмотреть, что будет в этом законе записано, потому что прошлый закон вообще не работал, а, во-вторых, непонятно, будут ли изменения в Конституции».

Церкви о войне и мире

Но не только среди политиков вопрос мира или войны на Донбассе выявляет истинные желания и интересы, среди религиозных организаций тоже.

Какова же позиция религиозных организаций по конфликту на Донбассе? Кто стремится к миру, а кто к войне?

Святослав Шевчук, глава Украинской греко-католической церкви:

«Без сомнения, война не может закончиться миром любой ценой».

«В этой войне рождается новая Украина».

«От войны устали те, кто постоянно думает, как спасти свою шкуру».

В последнем высказывании, которое Святослав Шевчук произнес 29.09.2019 г., слышится прямой призыв к продолжению войны.

Еще более открыто поддерживают войну его подопечные. Например, униатский капеллан Николай Мединский заявил: 

«То, что происходит на востоке Украины, – это процесс очищения организма украинской нации. Мы много теряем, но еще больше приобретаем».

Филарет Денисенко, глава Украинской православной церкви Киевского патриархата:

«Наша цель – это рост, увеличение Киевского патриархата. И в этом нам помогает сам Господь. Каким образом? Допустил войну. И эта война способствует росту Киевского патриархата».

«Не нужно думать, что население Донбасса невиновно в этих страданиях. Виновно! И свою вину должно искупить страданием и кровью. Голосовали на референдуме за федерализацию? Голосовали. Согрешили? Согрешили. Вот это следствие этого греха».

Епифаний Думенко, глава Православной церкви Украины:

«Пусть новый год благости Божией дарит нам надежду на победоносное завершение войны на востоке Украины и возвращение аннексированного Крыма».

«Нельзя забывать, что Украина обороняется против внешней агрессии. И нам нужно выбирать (на президентских выборах – Ред.) главнокомандующего, который в состоянии войны будет способен обеспечивать защиту нашей Свободы от посягательств России».

А подопечный в прошлом Филарета, а ныне Епифания «митрополит» Луцкий Михаил Зинкевич вообще в проповедях фактически угрожал убийством всем, кто с симпатией относится к России: 

«Страна будет вечно. Похороним еще тех, кто смотрит на север. Многих еще будем хоронить, и этих похороним».

Подобные высказывания раскольников и униатов можно приводить еще очень долго. Все их заявления, проповеди и интервью не оставляют сомнения в том, какова их позиция в вопросе войны и мира. Почему же они так боятся мира в Украине? Почему прямо или косвенно призывают к продолжению войны?

Все выступления против «формулы Штайнмайера» делают ясными истинные цели и задачи их авторов. Их политическим силам не нужен Донбасс в составе Украины, им нужна постоянная война. Ответ представляется не таким уж сложным. Война им нужна, чтобы развивать свои религиозные организации.

90-летний Филарет заявил об этом прямо и открыто: война нужна для роста Киевского патриархата. Раскольники и униаты используют воинственную риторику, которую они почему-то называют патриотической, для мобилизации своих сторонников и привлечения новых членов. Агитацию они строят на основе таких понятий, как «нация», «государство», «независимость», «агрессия». В условиях войны это имеет успех. А в условиях мира?

Совершенно очевидно, что в условиях мира нужно будет предлагать обществу нечто другое. Говорить о любви, милосердии, прощении, правде и справедливости. А с этим у раскольников и униатов довольно проблематично.

Что же говорит о войне на Донбассе Украинская Православная Церковь?

Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий, предстоятель УПЦ:

«Что касается непосредственно войны в Донбассе. Хочу подчеркнуть, что это гражданская война. Я знаю от служащих там епископов, от многих знакомых дончан, что там происходит. Зачастую отец служит в нацгвардии, а сын – "ополченец". Много братьев и друзей разделены линией фронта. Как и при любой войне, на ней появляются нечестивые люди: убийцы, мародеры и другой криминалитет. Но наша Церковь осуждала и гражданскую войну, начавшуюся в 1917 году, и нынешнюю, которой положила начало "Революция достоинства". Начиная с 2013 года, мы призвали к примирению и прощению друг друга. Только так мы сбережем целостность нашей страны и дадим ей возможность развиваться. Позиция Церкви заключается в том, что необходимо прекратить войну и перестать убивать друг друга».

А 8 мая 2015 г. Митрополит Онуфрий вместе с другими иерархами УПЦ не поднялись во время торжественного заседания Верховной Рады, когда Петр Порошенко зачитывал имена героев АТО.

Этот поступок, вызвавший в атмосфере всеобщей поддержки военных действий на Донбассе огромную волну негодования и оскорблений, иначе как геройским назвать нельзя. Это был самый яркий протест против братоубийственной войны, как это объяснил сам Блаженнейший Онуфрий:

«Действительно, когда Президент говорил в своей речи о войне на донбасской земле и о героях, которые отличились там, в том военном конфликте, мы не встали. И это было не знаком пренебрежения к героям Украины. Мы чтим, уважаем этих людей. Это люди, которые заслужили великую честь – такую высокую государственную награду, и эта награда им дана за то, что они рисковали своей жизнью, а некоторые – отдали свою жизнь за это. Мы еще раз выражаем этим людям свое большое уважение. Мы не хотим, чтобы война продолжалась на нашей земле. Мы не хотим, чтобы люди убивали друг друга. Мы хотим мира и чтобы на нашей земле было Божье благословение».

Что ждет украинские конфессии? А теперь представим, что может произойти, если мир на Украине все же наступит. Ведь нынешнее подписание «формулы Штайнмайера» дает пусть и робкую, но все же надежду на именно такое развитие событий.

Во-первых, в условиях мира, может, не сразу, а постепенно, все происшедшее назовут своими именами. И гражданскую войну назовут именно гражданской войной. Даже присутствие российских войск, чего Украина так и не смогла доказать на международном уровне за пять лет, не влияет на братоубийственный характер этой войны. Ведь по обе стороны противостояния гибли украинские граждане, по обе стороны были разрушены украинские заводы, мосты, дороги и жилые дома, по обе стороны сражались наши соотечественники. И при обмене пленными украинских граждан меняли на украинских граждан.

Во-вторых, обнаружится, что религиозные лидеры раскольников и униатов на самом деле разжигали ненависть и злобу в жителях Украины, находившихся по обе стороны конфликта, и прямо или косвенно призывали к продолжению братоубийственной войны.

В-третьих, ПЦУ и частично УГКЦ потеряют идеологическую основу своего существования. О том, что ПЦУ является атрибутом украинской государственности, много раз повторяли и Петр Порошенко, и Филарет Денисенко, и Епифаний Думенко, и многие другие. Если же после наступления мира на Донбассе Украина будет развиваться и в экономическом, и во всех иных отношениях, окажется, что ПЦУ государству вовсе не нужна. А без такой агрессивной поддержки ПЦУ, которая была во времена прошлой власти, она просто не сможет существовать и развиваться.

В-четвертых, в условиях мира, когда все станет на свои места и будет видно, кто на самом деле хотел мира, а кто – войны, а к тому же когда раскольники и униаты лишатся поддержки государства, трудно представить, чтобы их приходы на юге и востоке Украины сохранили своих прихожан. Они могут остаться просто на бумаге.

Таким образом, с наступлением мира в Украине может оказаться, что годы войны на Донбассе были «золотым временем» для раскольников и униатов. Судя по всему, это время уходит, и им придется как-то объяснять обществу свое нежелание окончания кровопролития в стране.

Источник

рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Оставить комментарий